Как попасть наемников в сирию

«В Сирию ездили зарабатывать по 1,5 миллиона рублей в месяц»

Как попасть наемников в сирию

Вмешательство РФ в дела Сирии принято сравнивать с Афганистаном. Но внутри армии чаще поминают войну во Вьетнаме, где советская сторона ограничилась минимальным воздействием Министерство обороны РФ

статья из сюжета

Война в Сирии

О войне в Сирии, в которой участвует российская армия, мы, как правило, узнаем из скупых сводок генштаба и, к сожалению, трагичных новостей о гибели наших военнослужащих.

Как попадают в Сирию, сколько зарабатывают русские наемники, боятся больше «томагавков» Трампа или боевиков ИГИЛ (деятельность организации запрещена на территории РФ), вы прочтете впервые на «URA.RU».

О жизни и мыслях российских солдат в Сирии рассказывает Георгий Закревский — человек, прошедший многие горячие точки, инструктор по боевой подготовке одного из подразделений в Донбассе, эксперт по Ближнему Востоку.

Счет погибшим российским военным в Сирии идет уже на десятки человек. По меркам экспертов, это не много для такой масштабной операции

Владимир Андреев © URA.RU

На Ближнем Востоке мне доводилось бывать не раз: несколько лет назад я жил и в Сирии, и в Ливане, и еще в паре стран. В Бейруте (столица соседнего с Сирией государства Ливан — прим. ред.

) я вообще проживал в квартале, который целиком принадлежит Хезболле (военизированная политическая партия в Ливане, признанная в ряде стран террористической организацией). Кстати говоря, это самый спокойный и безопасный район в Бейруте.

С людьми, которые собираются или уже побывали в Сирии, я контактирую постоянно.

Россиян, воюющих в этой стране, можно разделить на три части: это официальные военнослужащие Минобороны, наемники и добровольцы. (те, кто едут за свой счет — прим.

ред). Последних в Сирии почти не осталось. С того момента, как туда завели наш официальный контингент, всем остальным дали понять: прокатившись туда, ты получишь уголовное дело — неважно, за какую сторону воевал.

Во-первых, это нецелесообразно: все, что надо, там и так делается, и с гораздо большей отдачей, чем от горстки добровольцев. Во-вторых, теперь это политика России и ее властей, неофициальных граждан РФ там быть не должно.

Кроме официального контингента есть вояки, которые заезжают по контрактам Минобороны, но не имеют официального статуса военнослужащих. Это группа Вагнера, которую еще называют частной военной компанией, но это не верно: никаких ЧВК в российском правовом поле не существует.

То, что у нас называют ЧВК — это обычные ЧОП, которые параллельно зарегистрированы за рубежом. В России сейчас ходят разговоры об узаконивании ЧВК, но этого не будет: в нынешних условиях никто не даст 5-6 тысячам людей с оружием, прошедших обучение и имеющих возможность быстро мобилизоваться, гулять по просторам России.

Наемники

А вот в Сирии наших наемников используют по полной программе: с ними проще, их не жалко, никто не будет задавать вопросов. По моим оценкам, их около 1500 человек (численность постоянно «плавает»). Набирают их в лагере под Краснодаром, там же обучают и тренируют: полиграф, полоса препятствий.

Раньше наемники зарабатывали неплохо: те, кто участвовал в боевых действиях, могли получать по полтора миллиона рублей в месяц. Люди ездили зарабатывать.

Многие добровольцы, воевавшие в Донбассе, перебрались в Сирию — уже в качестве наемников.

Карина Ванеш © URA.RU

Но в последнем наборе, начиная с марта, совсем другие условия. Деньги срезали: теперь обещают максимум 300 тысяч, причем никаких «боевых». Набор, который начался в марте и длился обычно две недели, уже дважды продлевали, и, насколько я знаю, он открыт до сих пор: и люди поумнели, и мало осталось тех, кто без мозгов. А набирают «баранину» [«пушечное мясо»], как это называется на нашем языке.

Кстати, сейчас идет набор и в Донбасс. Вы бы видели уровень тех, кого туда набирают — крайне низкий (почти у всех).

То же самое — наемники в Сирии: без гарантий, без страховки, кто туда пойдет? Вы бы пошли за 300 тысяч, причем не просто посидеть где-нибудь в гарнизоне, а в самую горячую точку, где вас будут кидать на отмороженных фанатиков? Воевать надо за деньги (но они должны быть нормальные) или за идею, как это было в Донбассе.

В Донбассе многие шли воевать, будучи непрофессионалами, но у них была мотивация. Если есть то, что называется «дух» и хотя бы минимальная подготовка, то человек может хорошо воевать даже при отсутствии специфических навыков.

Но тех идейных, кто шел в Донбассе первой волне, почти не осталось. Последние уехали прошлым летом. Я это знаю, недавно там был — вернулся в марте. Добровольцы из Донбасса, кстати, тоже набираются в Сирию, но большинство — это уже совсем неквалифицированные бойцы, хотя считают себя спецами.

Контрактники

На аэродромах есть и пилоты, и технический персонал, и охрана

Военнослужащий российского контингента в Сирии

Основная часть россиян в Сирии — это военнослужащие-контрактники (срочников там нет). Они получают меньше (порядка 100-200 тысяч рублей в месяц), но у них соцпакет, гарантии, страховки, выплаты в случае смерти, увечий и так далее.

Если сравнивать наемников и контрактников, то эффективнее как раз регулярные войска. Причем я говорю не об элитных группах ГРУ, а об обычных мотострелках и других частях.

Не все, конечно, но те части, которые находятся в постоянной боевой готовности и отправляются в зоны боевых столкновений, очень хорошо оснащены и подготовлены.

Что касается воинских специальностей, то наемники — это чисто пехота, плюс водители, минометчики, корректоры под минометы и полевую артиллерию (небольшого калибра).

В официальном контингенте спектр подразделений широкий: десантники, морские пехотинцы, военная полиция, артиллеристы, саперы (в составе других подразделений) — не считая спецгрупп, которые отрабатывают свои задачи: для них это тренинг в боевых условиях, который профессионалам необходим постоянно.

По словам эксперта, МиГи заменили на «Cушки», но группировка осталась та же, даже выросла

Военнослужащий российского контингента в Сирии

Ну и, конечно, летчики и технические специалисты подразделений обеспечения аэродромов — то, с чего все начиналось. Помните, в какой-то момент, когда мы свои задачи выполнили, был момент затишья, сказали, что мы самолеты выводим. Вывели даже не половину, но потом все они вернулись.

Немного поменялся технический состав. Например, вместо МИГ-29 вернулись СУ-24, но по численности авиагруппировка такая же, и может быть, даже более мощная, чем в начале кампании.

Самолетов там много, в основном «СУшки» (24, 34, 25, 30), а также вертолеты (Ми-8, ми-24 и Ми-28 «Ночной охотник»).

После того, как мы поставили в Сирии зенитно-ракетный комплекс С-400, там есть наши ПВО-шники (сирийцев к комплексам никто не допустит). А также моряки: есть те, кто ходит туда по очереди в составе эскадр, есть те, кто находится там на постоянной основе. Они ротируются, конечно, но служат прямо в Тартусе.

Советники

Одна из самых обсуждаемых среди моих знакомых тем — ракетный удар США по аэродрому Шайрат.

Заметили, какие шли после этого информационные сообщения? Самые первые: «ай-яй, какие американцы негодяи и мерзавцы: нарушили международные договоренности — разгромили базу».

А потом шли одновременно два информационных потока: по одному транслировались, что США нанесли поражение бункерам и самолетам, а по другому, что они ничего не повредили.

В летной столовой на российской авиабазе «Хмеймим» в Сирии

военнослужащий российского контингента в Сирии

Оба этих потока правильные, так как идут из одного источника. Американцы действительно предупредили наших о том, что будет удар, хотя и всего за два часа.

Вспомните, какое было количество пострадавших? По данным наших военнослужащих, семь человек.

По восемь «томагавков» на человека, что ли? Даже если часть ракет отклонилась от курса, все равно от аэродрома ничего не должно было остаться: он не просто был бы разрушен — там было бы просто перепаханное поле.

На самом деле после предупреждения вывезли не только нашу технику, но и сирийскую и, видимо, самих сирийцев. На аэродроме осталась неликвидная техника: «развалины», которые не могли передвигаться своим ходом.

Поэтому и получилось, что никакого ущерба сирийской армии, ее оснащению нанесено не было. При этом есть картина, что злодейски напали, нанесли ущерб.

Так делали еще в Великую Отечественную, когда на несуществующих аэродромах ставили макеты самолетов.

Гипотеза о том, что наши просто дали США испытать оружие — бред. Видимо, у Трампа «сорвало клапан», и он решил себя проявить: показать Америке и всему миру силу американского оружия. Но неудачно: не просто не показали, а еще и промазали.

У американцев, конечно, проблемы с технической войной, но не настолько, чтобы половина ракет не долетела до места. Полагаю, в этом есть наша заслуга.

Зато теперь в Сирию будут совершенно официально поставлено еще несколько комплексов, которые перекроют все границы и объекты — не только наши, но и сирийские.

В Сирии мы действительно достигли своих целей: мы стабилизировали обстановку, откинули террористов, показали, как можно эффективно добиваться результатов за короткое время, тогда как коалиция не достигла там ничего. После удара Трампа «томагавками» мы навсегда исключили возможностьамериканской агрессии в Сирии — благодаря силам ПВО. Сирия — это наша «песочница», и мы никого в нее не пустим.

Это приятно, после того, как 20 лет «хлопали ушами». У нас же там советники сидели до последнего времени, но в 2012 году было решено упразднить этот институт. Я думаю, что если бы тогда не убрали наше присутствие в Сирии, то этой войны вообще бы не было. А теперь мы исправляем свои ошибки.

Сирия — это «Афганистан» или «Вьетнам»?

Сейчас принято сравнивать Сирию и Афганистан. Думаю, корректнее сравнивать с Вьетнамом, где мы ограничивались только поставками вооружений и использованием военных советников.

После Афгана выводы были сделаны: никто в мясорубку не бросается, идет дистанционная война, наши подразделения участвуют в точечных ударах и охране. Потери есть, но они не такие уж и большие: несколько десятков человек (не более сотни) за все время.

Это минимальные потери для такой войны и такого количества времени. Это солдаты, это их работа.

Тактика, которую мы сейчас предпринимаем, абсолютно оправдана — и это полностью совпадает с прогнозом, который я делал два года назад.

Я обрисовывал четыре существующих сценария: будем бомбить до упора, но никакого толку не будет; мы быстро победим, потому что все убегут от одного нашего вида; мы влезем в сухопутную операцию и завязнем, как в Афганистане; и, наконец, сценарий, о котором я говорил: мы будем продолжать авиаудары, и это принесет победу над ИГ [террористическая организация, запрещенная в РФ].

Тогда же я говорил: после того, как мы разберемся с Сирией, ничто не мешает нам разморозить конфликт в Донбассе — и этот прогноз тоже оправдывается.

А вот дальнейший прогноз зависит от многих переменных, большинство из которых находится вне Сирии: назревает конфликт на Корейском полуострове, который может оказаться более напряженной точкой, хотя войны там нет.

Планы США

Помните, как у нас все радовались Трампу, что он победил, все его хвалили? Но прошло два месяца, он начал вести себя несколько по-другому. Все тут же разочаровывались и начали ругать его.

Они не понимают: благо для России только в том, что это Трамп, а не Клинтон, которая реально могла развязать войну. Заслуга Трампа в том, что мы живем в прежнем нормальном мире. Хотя он, безусловно, продолжает политику США.

Они действуют против всех — не только против России и террористов, но и в ущерб своим как бы союзникам — Турции, Европе.

Многие сирийские города лежат в руинах. Их восстановление потребует времени и средств

Евгений Ганеев

Они развалили весь Ближний Восток войнами, начиная с 2003 года. Из-за демократии? Нет, конечно. И даже не из-за нефти, хотя это значимый фактор.

Они создают очаги дестабилизации по всему миру, потому что страны, погрязшие в войне, не могут двигаться вперед, развивать свою экономику и влияние, иметь вооруженные силы и прочие.

Европу они заполонили беженцами, создают очаги дестабилизации в Латинской Америке, в Азии.

Назовите мне точку, кроме Арктики и Антарктиды, где нет кризиса, спровоцированного США? Для Штатов идеально, чтобы была одна крупная развитая страна, а весь остальной мир находился на стадии средневековья.

Ближний Восток они подложили нам: это не то чтобы недалеко от России, а практически у нас под боком — очаг дестабилизации, разрухи и терроризма. Особо «одаренные» у нас кричали: «Зачем Путин вообще туда полез?». Да затем, чтобы мы воевали там, а не здесь, чтобы тут все жили обычной мирной жизнью.

Но Сирия не будет точкой третьей мировой войны: сегодня более яркая точка — Корея. Сейчас они могут поджечь Корейский полуостров, пострадают сперва «союзники» США — японцы и южные корейцы, а затем и весь мир.

Они не понимают, что Киму даже некуда бежать, а значит, он будет стоять до последнего — как загнанный в угол зверь.

Если обычный шизофреник может просто покончить с собой, то единовластный правитель ядерной страны может совершить самоубийство гораздо эффектнее.

Планы России

Русских в Сирии любят и ждут: волонтер из Екатеринбурга Ганеев во время раздачи гуманитарной помощи в освобожденном Хомсе

Евгений Ганеев

Тем временем в Сирии все будет разворачиваться в той же тактике: доочистка от ИГИЛ оставшихся территорий. Если успеем, сделаем это и с Раккой. В Ирак мы уже не полезем — там не наша территория.

Скорее всего, мы будем помогать восстанавливать Сирию. Там уже, кстати, работают наши госпитали (пока чисто военные). Это уже делается, и достаточно по-умному: даже гуманитарная помощь, которая раздается сирийцам, на ней написано «Россия заботится о вас» по-русски и по-арабски. Это явно будет уже наша территория — как во времена СССР.

Мы будем помогать восстанавливать государство как в экономическом плане, так и в политическом. Скорее всего, в Сирии через некоторое время пройдет референдум о доверииАсаду. Голосование покажет, что Асада поддерживает большинство, и Сирия будет существовать в прежнем военном ключе. Там еще с советских временем к русским хорошее отношение: в Сирии нас помнят и ждут.

Записал Андрей Гусельников.

Источник: https://ura.news/articles/1036270847

Наемники для российской агрессии: как крымчане попадают в ЧВК «Вагнер»

Как попасть наемников в сирию

В Крыму прошел набор людей в ряды российской частной военной компании «Вагнер» – об этом руководитель аппарата Службы безопасности Украины Игорь Гуськов заявил телеканалу «Прямой». Он уточнил, что отобранных крымчан направили в Судан.

Группа Вагнера, или ЧВК «Вагнер» – неофициальное вооруженное формирование, создание которого приписывают российским властям. Кремль отрицает существование этой структуры, однако по данным СМИ, она действовала на территории Украины и Сирии с 2014 года.

Руководитель аппарата Службы безопасности Украины Игорь Гуськов подчеркивает, что крымчане давно участвуют в неофициальном вооруженном формировании.

– Так называемая ЧВК «Вагнер» – внештатные сотрудники спецслужбы военной разведки России. Такая структура прикрытия давно принимает участие в боевых действиях на Донбассе, в Сирии, а в последнее время – в Судане и других африканских странах. Первый крымчанин вступил в ряды наемников и погиб еще летом 2014 года при штурме Луганского аэропорта.

Мы неоднократно фиксировали участие украинских граждан, в том числе из Крыма, в военных действиях на Донбассе и в Сирии, это было не менее 30 человек в сумме. В начале 2019 года СБУ обнародовала информацию о том, что военными самолетами России под личиной ЧВК «Вагнер» идет переброска наемников в Судан. Мы получили документы, в том числе паспортные, более 1000 человек.

Целевой набор действительно прошел.

Игорь Гуськов отмечает, что аналитики СБУ уже идентифицировали больше 15 человек, чье участие в боевых действиях ранее не фиксировали.

– Это жители Крыма, которые приняли российское гражданство и сегодня служат агрессору с оружием в руках, в том числе в других странах. Мы уже назвали шесть фамилий.

Среди них есть и маргинальные личности, которых в начале 2000-х годов фиксировали как принадлежащих к преступному миру Крыма, есть и руководители местных ячеек «Единой России» после 2014 года.

Например, Василий Шарейко – бывший депутат Верховного совета Крыма от блока Наталии Витренко, который сегодня входит в состав этой внештатной структуры военной разведки России и принимает участие в подавлении протестов в Судане. Его фамилия еще не звучала. Мы предлагаем журналистам проверить данные СБУ и готовы к сотрудничеству.

По данным Игоря Гуськова, людей в ЧВК «Вагнер» набирают через сайты и с помощью рекрутеров, причем наличие боевого опыта обязательно, а также нужна рекомендация от действующего участника структуры.

– Претенденты сдают нормативы по физической подготовке, обязательно проходят полиграф. СБУ удалось установить конкретную структуру, которая работает в Ростове и Краснодаре и занимается полиграфическими исследованиями.

Пройдя первичную проверку, наемники выезжают на базу 15-й бригады специального назначения Главного управления Генштаба России в Краснодарском крае, в населенном пункте Молькино. Там у них находится на этой базе своя подбаза, где проходит окончательный этап проверки, комплектация, небольшое боевое слаживание.

После этого – оружие в руки, конкретная задача и готовность убивать не только людей, которые оказывают вооруженное сопротивление, но и мирное население.

Радиослушатель Владимир из Крыма считает, что подобная практика абсолютно нормальная:

«Что плохого в частных военных компаниях? Насколько я знаю, это одно из достижений демократии – Соединенные Штаты были основателями этой практики. Это дает профессионалам возможность заработать, а государству – защищать свои интересы, не вовлекая официальную армию. Я считаю, что частные военные компании – очень хорошая практика, позволяющая работать государству неофициально».

Игорь Гуськов объясняет, что российские власти в данном случае произвели подмену понятий.

– Здесь ключевая ошибка в том, что не существует частной военной компании «Вагнер». Это внештатное подразделение военной разведки России, которое находится на обеспечении и комплектуется и обучается Вооруженными силами Российской Федерации.

В какой частной военной компании могут быть компании, артиллерия, системы залпового огня? Все это есть у данной структуры. Это не люди, которые ходят с автоматами, с пулеметами, передвигаясь на джипах. Это обученные экипажи.

Более того, их организационно-штатная структура полностью отвечает батальонно-тактической группе Вооруженных сил России. Есть подразделения минометчиков, артиллеристов, беспилотчиков, снайперов, танкистов – это целая армия.

Прелесть для российского руководства в том, что так как их не существует, не существует и потерь. А потери измеряются сотнями.

Руководитель украинского Центра военно-правовых исследований Александр Мусиенко согласен, что эту структуру нельзя назвать частной военной компанией в привычном понимании.

– Все эти группы – ЧВК «Вагнер» и другие – получают приказы непосредственно от военного руководства Российской Федерации. Очевидно, что они действует в ее интересах и выступают инструментом проведения ее агрессивной политики. Как правило, это военные из армии России, которые ушли в запас или уволились год, два, десять лет назад.

Естественно, они все проходили службу, у них есть навыки и квалификации. С улицы туда не набирают, туда берут профессионалов, которые проходили горячие точки. В 2014 году набор, возможно, происходил и с территорий Донбасса, неподконтрольных Украине, но была четкая градация. Мне кажется, предателям мало веры.

На какую-то там задачу по охране блокпоста тебя могут взять, а на выполнение серьезных боевых задач они стараются набирать граждан Российской Федерации.

Основатель расследовательской группы Conflict Intelligence Team Руслан Левиев раскрывает связь ЧВК «Вагнер» с российскими властями.

– Сама структура не зарегистрирована как-либо легально, по крайней мере в России. Насколько мы знаем из журналистских расследований, рассказов наемников и машина с наличными приезжает на их базу в Молькино в Краснодарском крае, где с ними расплачиваются. Если боец погибает, приезжает человек к его родственникам и наличными под расписку выдает им компенсацию.

Насколько мы знаем, возглавляет группу Вагнера Дмитрий Уткин, приближенный к Евгению Пригожину – а это олигарх, приближенный к Владимиру Путину. Он выигрывает много госконтрактов, связанных с обслуживанием Минобороны, с питанием в школах и многими другими вещами.

Мы полагаем, что отсюда и берутся деньги для существования группы Вагнера.

(Текст подготовил Владислав Ленцев)

Источник: https://ru.krymr.com/a/krymchane-v-chvk-vagnera/29784620.html

Украинский отряд

Как попасть наемников в сирию

История о наемниках из “ЧВК Вагнера”, погибших в Сирии, получила неожиданное продолжение. Известно, что среди погибших в бою под Дейр-эз-Зором “вагнеровцев” был гражданин Украины Владимир Винограденко (позывной “Апостол”).

Оказалось, что он не единственный украинец, который воюет за деньги в российской “частной военной компании”.

Мы решили разобраться: почему в составе “ЧВК Вагнера” возникла отдельная украинская группа, где вербуют наемников, и какие задачи они выполняют?

По подсчетам американских военных, в ночь с 7 на 8 февраля под огнем истребителей США, ударных беспилотников, боевых вертолетов Apache и также стратегических бомбардировщиков B-52 погибли около сотни бойцов сирийских вооруженных отрядов, выступающих в конфликте на стороне президента страны Башара Асада.

Сколько среди них было россиян из “ЧВК Вагнера” – до сих пор точно не известно, в СМИ называются цифры от нескольких десятков до нескольких сотен человек. Через несколько дней после атаки родственники убитых россиян начали открыто просить вернуть тела на родину. Позже появилась информация и о гибели под Дейр-эз-Зором харьковчанина Владимира Винограденко.

Именно тогда стало понятно: среди погибших “вагнеровцев” в Сирии украинцы. По некоторым данным, в составе колонны, которую разбили силы коалиции, якобы была целая группа выходцев из Украины. Как утверждают знакомые очевидцев этого боя, группа называется “Карпаты”.

О том, какие задачи перед ней стоят, в интервью рассказал бывший соратник Игоря Стрелкова (Гиркина) Михаил Полынков в интервью одному из -каналов пророссийских сепаратистов “ДНР”:

“Это атакующее ядро. Именно людей, имеющих опыт боевых действий на Донбассе, посылают в самую, прошу прощения, жопу. Они идут первыми – “Карпаты” и “Весна”. Я не знаю почему, но они всегда, как пушечное мясо, первыми идут вперед”, – рассказывает Полынков.

В Службе безопасности Украины (СБУ) журналистам проекта “Донбасс.Реалии” подтвердили, что “украинская группа” в составе “ЧВК Вагнера” существует. СБУ удалось получить персональные данные почти двух тысяч “вагнеровцев”. При этом количество идентифицированных украинцев в их числе – почти 40 человек.

“В Службе безопасности Украины есть информация, что при формировании контингента так называемой “ЧВК Вагнера” для отправки в Сирию отдельную группу лиц составляли именно выходцы из Украины, которые получили условное обозначение “группа Карпаты”, – сказал в эксклюзивном комментарии “Донбасс.Реалиям” руководитель аппарата председателя СБУ Игорь Гуськов.

“Карпаты” в “ЧВК Вагнера”

Из публикаций российского издания “Фонтанка”, которое уже несколько лет отслеживает деятельность “ЧВК Вагнера”, стало известно, что сначала подразделение “Карпаты” создавали для диверсий в тылу украинской армии. Но из-за слабой подготовки состава от этой идеи отказались. После чего украинцев переправили в Сирию.

“В 2017 году группа была развернута и переименована в подразделение “Весна” (по позывным ее командира), ее численность доведена до 100–150 человек. Кроме украинцев, в группу вошли жители “казачьих” регионов России и пятнадцать-двадцать уроженцев Чечни”, – говорится в сообщении издания.

Украинское волонтерское общество “Ихтамнет”, которое расследует деятельность “ЧВК Вагнера” в Украине и в Сирии, еще в конце января опубликовало интересный документ.

Это рапорт, в котором командир роты “вагнеровцев” сообщает: в районе Пальмиры из-за ошибки командира отделения беспилотной разведки российская артиллерия обстреляла бойцов “ЧВК Вагнера”.

В результате погиб один наемник – украинец Эдуард Приходько. Достоверность этой информации Радио Свобода подтвердили и в СБУ.

“Мы констатируем смерть Приходько во время очередного штурма Пальмиры”, – сообщил руководитель аппарата председателя СБУ Игорь Гуськов.​

Украинцы, погибшие в Сирии: данные СБУ

Всего же в СБУ есть проверенные данные о гибели трех граждан Украины в Сирии в период с марта по апрель 2016 года.

Первый – Приходько Эдуард Евгеньевич, позывной “Боцман”. На момент гибели ему было 48 лет. Зарегистрирован в Горловке. Он воевал на стороне группировок “ЛНР” и “ДНР” в Донбассе. Погиб в районе сирийского города Пальмира 8 марта 2016.

Второй – Конашенков Александр Сергеевич. Позывной “Конан”, 27 лет. Родом из Новогродовки, Донецкая область. Воевал в Донбассе в рядах сепаратистов. Личный номер в “ЧВК Вагнера” – М-1349. Погиб 12 марта 2016-го в районе Пальмиры.

Третий – Кияшко Александр Игоревич, позывной “Кеша”, 23 года, Донецк, Украина. Воевал в Донбассе на стороне пророссийских сепаратистов. Погиб в районе сирийского города Латакия 8 апреля 2016 года.

“Мы фиксируем очень много лиц, которые участвовали [​в боевых действиях на востоке Украины]​ на стороне НВФ (незаконные вооруженные формирования. – Прим. РС). И среди них есть не только выходцы с временно оккупированной части [Донбасса]. Например, есть выходцы из Мариуполя”, – говорит Игорь Гуськов.​

“Выгодное предложение”

Почему украинские сепаратисты активно меняют Донбасс на Сирию, рассказал в интервью Радио Свобода атаман казацкого общества “Ховрино” Евгений Шабаев. Он постоянно общается с членами “ЧВК Вагнера” и уже побывал в одном из госпиталей, где лечат раненых в Сирии наемников.

“У нас есть СИЗО в Донецке, СИЗО в Луганске, где людей, в том числе и российских граждан, содержат уже более трех лет после подписания минских соглашений. Эти люди не хотели останавливаться, они хотели идти дальше, защищать свою родину. А их посадили в СИЗО без предъявления обвинения. Там не действует адвокатура, там все по понятиям. И вот ребята сидят три года.

К ним приходят вербовщики и говорят: либо ты здесь продолжаешь гнить, либо ты поедешь воевать, может, чего-нибудь и заработаешь. Это не шантаж, а выгодное предложение. Когда ты видишь перед собой такой выбор, ты идешь воевать – и не за 150 тысяч рублей, как воюют определенные ЧВКшники, а идешь в набор в “Весну”, в “Карпаты”, где платят около 100 тысяч, да и то не всегда.

Вербовщики ведь работают и на Украине, ветераны АТО тоже есть в Сирии. Там никого не интересует сейчас, кто туда приедет. И в одном окопе могут оказаться те, кто в Донбассе стрелял друг в друга. Мы людям говорим, но они уже не воспринимают ничего. Потому что нет работы, реальный экономический кризис в стране.

Конечно, можно верить, что мы вышли из него, поднялись с колен, но знаете, подняться с колен и упасть на пятую точку, это очень неприятно”.

Вот сколько стоит жизнь наемников “ЧВК Вагнера” по данным журналистов российского издания Republic (схожие цифры называли и другие источники, в том числе знакомые “вагнеровцев” в интервью Радио Свобода):

  • в случае гибели семья убитого получает 5 миллионов рублей;
  • за ранения, в зависимости о степени их тяжести, выплачивают от 500 тысяч до 1 миллиона рублей;
  • ежемесячная зарплата рядового – 240 тысяч рублей.

По данным СБУ, свою деятельность в Донбассе “ЧВК Вагнера” начала в Луганской области: многочисленные свидетельства говорят о том, что именно “вагнеровцы” участвовали, например, в захвате аэропорта Луганска.

Добровольцы или наемники?

Журналисты, которые давно исследуют деятельность “ЧВК Вагнера”, подтверждают: там служат не только украинцы с подконтрольных сепаратистам “ДНР” и “ЛНР” территорий.

“Встретившись с пацанами, которые освобождали Пальмиру, я услышал такую подробность, что при освобождении Пальмиры погибли 11 украинцев.

Задал уточняющий вопрос: это граждане Украины с территории, контролируемой так называемыми “ЛНР” и “ДНР”? Нет, это люди из “внутренней” части Украины.

Люди, которые имели в Украине какие-то проблемы с законом, исчезли в России и нашли убежище в так называемой “ЧВК Вагнера”, – рассказал Радио Свобода журналист “Новой газеты” Ирек Муртазин.

Тем временем следы “Вагнера” в Донбассе проявляются все отчетливее. В частности, речь идет о памятнике, который появился в Сирии. Исследователи Conflict intelligence Team уверены, что его поставили именно в память о погибших “вагнеривцах”. Более того, недавно в Луганске также установили памятник “русским добровольцам”. Сходство – стопроцентное.

Вот только погибших в обоих случаях вместо “наемников” почему-то называют “добровольцами”.

Источник: https://www.svoboda.org/a/29063353.html

Откровения бойца частной военной компании в Сирии: «С оружием беда» – МК

Как попасть наемников в сирию

Деньги и кровь в «песочнице»

На телефоне Сергея вместо звонка стоит веселая мелодия:

«БТР наш весь помятый, но вполне так на ходу, бьет игиловцев проклятых, вышибает гадам дух. За равниной сразу горы, через горы перевал, а за ним стоит Пальмира, я ее всю жизнь…»

Концовка вполне в стиле Шнура, поэтому приводить ее здесь не стану.

Сергею чуть за тридцать, он бывший юрист из Донецка, но по специальности уже четыре года не работает — потому что война. Сперва — та, что на Украине. Потом здесь — в Сирии. Война без правил. Так что вряд ли ему понадобятся красивые юридические термины: в бою они не спасут.

«Дело сделано, на сборы только несколько часов, помогли разбить оковы мы сирийских соколов. Пусть туристы приезжают — Дамаск, Пальмира, все равно. Нас же дома ожидают деньги, бабы и вино» — плохие мальчики в самодельных песнях нынешних «охотников за удачей» стремятся показаться еще хуже, чем они есть.

Я прошу Сергея дать послушать другие хиты этой сирийской войны — он кидает мне через мессенджер перепетую «Кукушку» Виктора Цоя. Припев почти не изменен. «Моя ладонь превратилась в кулак…»

Голос у Сергея — прокуренный, далекий. Он говорит еще, что от него пахнет порохом, и этот запах не выветрить никак. Даже когда вернется. Если вернется.

Я представляю, как Сергей может выглядеть в жизни: невысокий, жилистый, в потертом зеленом камуфляже, на указательном пальце правой руки незаживающая мозоль — от спускового крючка. И на плече тоже синяк — от автомата. Вот только награды наемникам не предусмотрены.

— Нам наград не дают. Это у казаков — звания, ордена, они такое любят. А воевать не умеют. Ребята спрашивают одного новичка: «Ты хоть вообще понимаешь, куда ты попал?» Он прям под дурака косит: «А что такого — увидел машину исламистов и кидай в нее гранату». Блин, да увидел машину — тикай от нее поскорей. Она на себе тонну взрывчатки несет.

— Джихад-мобиль?

— Их два типа. Джихад-мобиль и ингимаси — это такие отряды смертников, которые сначала ведут бой как обычные солдаты, а когда у них заканчиваются патроны — активируют пояс шахида. Они взрываются, умирая и забирая всех, кто рядом, с собой. Это ж Хиросима и Нагасаки, сколько на них навешано тротила! Их задача, этих ненормальных фанатиков, — умереть на поле боя. Они ради этого и едут.

На блокпосту по дороге в Дамаск.

— А ваша?

— Наша цель поездки — заработок. Без патриотизма. Правда, казаки придумывают какие-то красивые сказочки для себя самих — к примеру, что отправляются изучать православие в экстремальных условиях, Сирия же — колыбель христианства, но это тоже для отмазки.

В основном люди едут заработать. Просто не все в этом признаются открыто и честно. Это нормально. Мы тоже ехали заработать, а не убивать.

Нам как вербовщики говорили: будете охранять коммуникации, блокпосты, нефтяные вышки, заводы восстанавливать, а прибыли на место — оба-на! — и в штурмовой батальон.

— Вы заключали контракт?

— Если его можно так называть. Скажем так: подписывал соглашение. Там перечислен список того, что мы должны делать, есть обязанности, но нет прав. Если нарушаешь какой-то пункт, например, выпиваешь на передовой, то попадаешь на деньги. Штрафуют полностью подразделение. Хотя пьют мало — при такой жаре. Но водка в Сирии хорошая.

— Где вербовщики находят своих потенциальных «клиентов»?

— На Донбассе вербовщики работают с 14-го года. Но в первые годы уезжали мало. Во-первых, про Сирию никто и знать не знал, во-вторых, в ДНР сражались за идею, за спасение русского мира. Это потом опошлили все. Сейчас там непонятно что — то ли мир, то ли война. Многие российские добровольцы вернулись домой. Ополченцы разошлись тоже.

А что мы умеем — ничего, кроме как воевать. Если ты служишь в Донецке сейчас, то получаешь 15 тысяч рублей. Здесь мне предложили 150 тысяч в месяц, плюс боевые, плюс за выход и так далее. У меня жена в декрете, двое детей-погодок, сын и дочка, родители старые. Я столько и за год не заработаю.

Даже если представить, что они обманут и заплатят меньше, это все равно лучше, чем ничего.

— Обманывают часто?

– Кто как себя поведет. Вообще крупных частных военных компаний сегодня на рынке две — это ЧВК «Вагнер» Дмитрия Уткина и ЧВК «Туран», мусульманский батальон. Самым первым был «Славянский корпус», но сейчас его уже нет. Есть еще субподрядчики, посредники, которые тоже набирают людей.

Никакого отношения к официальным российским военным структурам они не имеют. Насколько они законны, тоже не мое дело; по-моему, они оформляются через левые государства, там их регистрируют и лицензируют — в Южной Африке, например.

Знаю, что были такие организации, кто предлагал по 240 тысяч рублей в месяц, но на деле у всех получается примерно одинаково — 150.

Не скажу, что прямо так сильно кинули кого: у нас же сарафанное радио, сегодня кинут — завтра никто не поедет. Все одни и те же в этом кругу вертимся, все всех, в принципе, знают. Когда находился в лагере, где меня готовили, то дополнительно платили по 2–3 тысячи суточных, за месяц тоже можно штуку баксов поднять.

Магазинчик рядом с блокпостом наемников.

— И вообще никуда не ехать?

— Лично я таких не знал. Но подготовка так себе, если честно. Стрелковый тир, полигон, учебно-материальная часть… Помимо всего прочего рассказывают о традициях сирийского народа, типа чтобы их случайно не нарушить…

Лично мне помогло знание о том, как выжить в пустыне: там же куча всяких ползучих гадов, так берешь четыре колышка, вбиваешь в песок, ниткой шерстяной квадратом их обвязываешь — ни один скорпион через эту шерстяную нитку не пролезет.

Они их чувствуют и боятся почему-то.

— Как вы попали в Сирию — военным бортом? Гражданским?

— Чартером. В Латакию. У нас легенда была, что мы мирные строители, что ли. Там море, тепло, хорошо, но гулять по отдельности не отпускали. Хотя многие пару раз сбегали искупаться.

— Ослушались приказа?

— Да какой там приказ… Вы все-таки не очень представляете, кто туда в большинстве своем едет. Это в Минобороны не подпишут контракт с человеком с подмоченной биографией.

А у нас были и ранее судимые, и те, кто не нашел работу дома, мыкался без денег, бывшие добровольцы, приехавшие на военные сборы в Ростов, ополченцы, даже этнические украинцы были, в том числе кто воевал против Донбасса.

Иногда видишь перед собой такого человека — и просто фигеешь.

— Ничего святого?..

— Да не. Все нормально. Просто удивительно, как может повернуться жизнь. Когда самых первых бойцов туда отправляли, был строгий отбор, говорят, конкурс даже. Сейчас берут всех подряд.

Лично я видел ампутанта, человека без руки, он пулеметчик по специальности. Как он сможет стрелять?.. Мне кажется, что последнее время вербовщикам платят за количество набранных, а не за качество.

Поэтому и столько глупых потерь.

Те казаки, которых игиловцы казнили, — они были из майской группы. 150 человек тогда приехали — в первом же бою получили 19 «грузов-200»… Просто цифры скрываются, в СМИ просачивается минимум информации, что происходит. Те, кто последними приезжали, у них такая подготовка была, что сразу понятно: прибыли смертники.

— Сколько платят родственникам погибших и раненых? Это есть в контракте?

— Три миллиона — за погибшего, 900 тысяч — за ранение. Но на деле у нас такая страховка, что если ранят, а бронежилета на тебе нет или каски, то могут и ничего не заплатить.

А броник со снаряжением весит 18 кг. Кто его по такой жаре таскать на себе станет?! За это тоже штрафуют.

Но близким тех двоих, которым головы отрезали, все положенные выплаты сделают точно, потому что пресса подняла шум.

— Они ж герои! Не присягнули ИГИЛ (запрещена в России – Е.К.)…

— Не заставляй меня ругаться матом. Смалодушничали они. Потому что нормальные пацаны в плен бы живыми не сдались.

— Кошмар какой — с этим отрезанием голов!

— Наши тоже отрезают. А что, убитого по пустыне на себе всего тащить? За одну голову игиловца сперва платили по 5000 рублей. Ребята их и наволокли целую кучу… Поэтому цену сбросили — нужно прекращать кошмарить местное население, — в последнее время платили вроде по тысяче. Точно не интересуюсь, потому что сам этим не занимаюсь.

— А это были точно фанатики-исламисты, а не мирные жители?

— Говорю тебе, точно. Сирия сейчас делится на зоны. Розовая — Дамаск, Латакия и окрестности. Там трогать никого нельзя. Есть еще серая зона — туда-сюда, и самая страшная — черная, где мы и стоим. Там мирных людей нет. Все враги.

— Я не понимаю, а почему нельзя наносить по этим бесчисленным игиловским селениям авиаудары, не задействуя пехоту, — раз такие сумасшедшие человеческие потери?

— Это как раз очень понятно. Использование пехоты, солдат, гораздо дешевле, чем авиации. Так всегда было. Солдаты — мясо.

— В давние времена в армиях всех стран были правила: первые три дня город, захваченный войсками, отдается на откуп победителям. Сейчас такое есть?

— В принципе, да. Все, что находишь в освобожденных селениях, твое. Требуется сдавать только деньги.

У этих фанатиков они свои — золотые динары, серебряные дирхемы, медные фальсы… Хотя они и из чистого золота, с собой их не увезешь.

На них стоит символика ISIS — «Исламского государства» (запрещено в России), их хранение и распространение приравнивается к уголовному преступлению и поддержке терроризма. Кому нужна такая головная боль?..

— А что после боя? Как отдыхаете? Вы же не официальная армия — значит, концерты знаменитых гастролеров из Москвы вам не положены?..

— Да, бывает и скучно. Но можно жену купить. Девственница из хорошей семьи стоит 100 баксов. На год. Типа калыма. Если берешь навсегда, то это 1500–2000 долларов. Проще там купить, чем здесь искать.

Я знаю ребят, которые выправляли таким невестам документы и увозили потом с собой в Россию. Вообще женщины на войне очень помогают — хотя бы тем, что скрашивают наш быт.

Но в основном позволить их себе могут только офицеры.

— Кормят хорошо?

— Кормят как на убой. А вот с водой напряженка. Есть техническая и есть питьевая. Но техническую пить нельзя. А питьевой не хватает.

— С оружием как?

— Вот с оружием совсем беда. Техника старая, убитая, лохматых годов… Еще выдают китайские автоматы. Понятно, что люди скидываются и сами в складчину покупают оружие — жить-то охота, а так как с наличными не очень, то многие тратят на это так называемые сигаретные деньги: примерно 100–200 долларов в месяц.

— Зарплату переводят на карточку?

— Как сам захочешь. Обычно на карточку жене или кому скажешь, да.

— После гибели на родственников тоже распространяется подписка о неразглашении?

— Вообще, да. Их предупреждают, что эту тему лучше не муссировать, если хотят, чтобы им за все заплатили. В конце концов, человек туда поехал добровольно, никто его не заставлял. Понятное дело, что обратно на родину его труп никто не потащит, потому что это дорого, да и смысла особого нет. Зато три миллиона, которые дадут за убитого, живой заработает за два года только…

— Вы считаете себя наемником?

— Нет. Я был поставлен в такие условия. На Донбассе в строю с самого начала боевых действий и почти до самого конца. У меня были убеждения. И я лично знаю тех, кто никогда бы не согласился умирать за деньги — только за Родину и идею. Но постепенно от идей ничего не осталось, и война превратилась в обычный бизнес. Простым людям тоже приходится приспосабливаться. Но сам себя я не предавал.

— А кого предавали?

— Был случай. Ребята наши загорелись заживо. Так получилось. И долго горели. Страшно было на это смотреть, как они мучатся. Их пристрелить было нужно, и это было бы милосердно, но я не смог… Наверное, это можно считать предательством.

— Вы в Бога верите?

– Не знаю. Наверное, верю во что-то. В хорошее, в плохое. Не знаю. Я знаю только, что убивать нехорошо. И мне это не нравится.

Христианский крест и солдатский медальон на груди убитого боевиками наемника.

Простая бухгалтерия

Источник: https://www.mk.ru/politics/2017/10/10/otkroveniya-boyca-chastnoy-voennoy-kompanii-v-sirii-s-oruzhiem-beda.html

Как попасть в Сирию

Как попасть наемников в сирию

По запросу “как попасть в Сирию” в поисковике вываливается куча сайтов, которые набирают военных наёмников.

Сейчас только официально в Сирии служит около 3 тысяч российских военных (2954 проали за Путина в марте 2018-го), а неофициально – ещё более 10 тысяч человек в ЧВК.

Раньше был ещё вариант поехать воевать за террористов, но там народ вербовали другими способами. Сколько из России уехало воевать на сторону ИГ, точно никто не знает, но МВД отчитывалось о том, что учло примерно 5 тысяч боевиков.

Но Сирия – это не только война. Это крупные города, древние развалины, есть даже курорты. Несмотря на то, что много лет страна охвачена гражданской войной, мирная жизнь продолжается.

И ты можешь попасть в Сирию как простой турист. Для этого не надо идти в военкомат, не надо искать какие-то хитрые обходные пути.

Достаточно просто написать в сирийское турагентство и сказать, что у тебя есть деньги! Дальше всё сделают за тебя.

Самостоятельно перемещаться по Сирии сегодня не получится. Можно попробовать, но это до первого блокпоста. Вам надо заранее понять, куда вы хотите попасть, и утвердить маршрут – его распишут по дням и утвердят в министерстве туризма Сирии.

Занимает это примерно 3 недели. Как я понял, нет вообще никаких запретных тем. Хотите – в Дамаск, хотите – в Хомс, да хоть в Пальмиру.

Конечно, в зону активных боевых действий вас не пустят, но по территории, которую контролирует сирийское правительство, можно перемещаться свободно.

После всех согласований у вашего сопровождающего будет лист, где по дням будет расписано, какие места вы можете посещать. Эту бумагу проверяют военные на блокпостах. Тут мы с Петей Ловыгиным немного лоханулись и не учли, что надо указывать не только города, но и конкретные места в этих городах.

Например, у нас по Дамаску была написана стандартная программа: старый город, музей, мечеть и т.д. Конечно, это нас интересовало меньше всего, но когда мы попросили сопровождающего поехать, например, на окраину города, он начал очень переживать, что туда мы ехать не можем.

Не по соображениям безопасности – тут проблем нет – а просто в путевом листе написано, что мы должны быть в старом городе, и на блокпосту могут быть проблемы. А блокпосты тут стоят на каждой развязке.

Всего за три дня и три ночи у нас получилось 640 долларов с человека. В эти деньги входило такси из Бейрута и обратно, 5-звёздочный отель (сразу скажу: это сирийские 5 звёзд) в Дамаске, сопровождающий. В принципе, цена адекватная, сверху за услуги они накинули максимум 200 баксов, что в условиях войны ещё по-божески.

Но давайте начнём с самого начала. Итак, путь в Сирию начинается с Бейрута. Это ближайший работающий аэропорт. В принципе, можно сразу из Бейрута и ехать на границу, так будет быстрее. Дорога от аэропорта до Дамаска занимает 110 километров.

01. Сколько ехать по времени – вопрос сложный. Таксист говорит, что бывают дни, когда он укладывается в час! А иногда можно плестись 5 часов, всё зависит от пробок. При этом пробки не на границе, а на дорогах Ливана. Мы, например, только из Бейрута выезжали 2 часа! Так что идея ехать прямиком из аэропорта не так и плоха.

02. Дорога идёт через заснеженный перевал – довольно красиво, но плетёшься за фурами, которые сложно обгонять.

03. Чем ближе к границе, тем больше военных.

04. Есть несколько блокпостов, но на них не останавливают. Ливанские военные сидят вот в таких бетонных будках:

05. Вдоль дороги довольные лица ливанских политиков. Это премьер-министр Саад Харири. Забавно, что во многих восточных странах чересчур вольно относятся к пропорциям фотографии, масштабируя её как угодно.

06. Чем ближе граница – тем больше рекламы.

07. Пограничный пункт Ливана находится в нескольких километрах от самой границы. Сразу ничего не понятно – просто большая стихийная парковка старых машин. Кто-то пустой едет, кто-то, наоборот, загружен под завязку.

Мой таксист предварительно дал заполнить миграционную карточку. Дальше всё очень быстро: выходим из машины, заходим в зал, где несколько десятков окошек, даём паспорт офицеру, получаем штамп – и всё. Секунд 30, может быть, ушло. Никаких сканирований, отпечатков, проверки данных. Просто не глядя ставит выездной штамп и прощается.

08. Через несколько сотен метров отдельный человек проверяет выездной штамп, дальше машина заезжает под навес таможенного контроля. Водитель куда-то выходит на несколько минут, мы с Петей остаемся в машине одни. Рядом сидит грустный мужик, который продаёт воду, салфетки и ещё какое-то дешёвое барахло, которое может пригодиться путешественникам.

09. — Всё в порядке, можно ехать! — водитель возвращается, улыбается, достаёт бумажку и пишет на ней: 1000 сирийских фунтов.

— А машину проверять не будут? — интересуюсь я.

— Нет, я дал чаевые, так что мы без проверки.

Чаевые, бакшиш или просто взятка тут вполне нормальное явление. Не хочешь, чтобы тебя проверяли? Плати. 1000 сирийских фунтов – это примерно 2 доллара.

На ливанскую границу ушло минут 10, не больше. Мы выехали на хорошее асфальтированное шоссе. Фонари не работали, смеркалось.

— Здесь не снимай, — предупредил водитель. — Сирийская армия повсюду, нельзя снимать!

10. Через несколько километров появился знак “Добро пожаловать в Сирию”, а вскоре и сирийский КПП.

Первое, что бросается в глаза в Сирии, – это бесконечные портреты Башара Асада. Они тут повсюду. В небольшом зале пограничного пункта я насчитал целых 7 портретов сирийского лидера. Они висят как огромные картины, они светятся в лайтбоксах, они просто распечатаны и приклеены на скотч в комнатках сотрудников пропускного пункта.

Российским гражданам виза не нужна, но нужно заплатить какой-то взнос. Для граждан каждой страны взнос разный, поэтому пограничник долго ищет в книге цену для русских:

— С вас 35 долларов!

Визовый сбор уплачен, дальше небольшая очередь, пограничник спрашивает профессию в России и ставит штамп. Всё быстро и позитивно.

11. Через несколько метров после КПП стоит красивое современное здание – это огромный магазин беспошлинной торговли. Он больше похож на современный торговый центр.

12. Тут есть отделы техники, одежды, игрушек и, конечно, алкоголя. Выбор алкоголя приличный, особенно для такого места. Карточки не принимают, а вот доллары – без проблем.

13. На всех рекламных объявлениях есть надписи на русском: наши соотечественники тут частые гости, так что рынок ориентируется на них.

14. Дальше ещё несколько КПП, потом таможенный контроль. В машину садится весёлый военный с большой золотой звездой на погонах и проверяет бардачок, что-то шутит про Россию, и мы едем дальше.

15. Сразу за границей – стойки такси, цены не проверял. Ещё есть пункт продажи сим-карт и банкомат. Тут я сразу хочу посоветовать вам снять денег и купить симку. В городе это сделать не так просто.

Банкоматов нет вообще. Точнее, они вроде бы есть, но я так и не нашёл рабочий. Есть банкоматы для местных карт, которые “Визу” и “Мастеркард” не принимают – они работают, и к ним местные стоят в очереди.

А вот с иностранными картами туго.

16. От границы до Дамаска идет просто шикарное ровное шоссе, водитель закладывает 120, и мы едем. Ни один фонарь не горит ни на трассе, ни на улицах проносящихся мимо посёлков. Полная темнота, и только фары машин освещают разметку. Первые работающие фонари появляются только в Дамаске и только на основных дорогах. Всего было пройдено 4 блокпоста и оставлено 15 долларов “чаевых”.

17. Водитель оставляет нас в центре города.

— А можно сейчас пойти гулять без сопровождения?

— Конечно, никаких проблем! Сирия – очень безопасная страна!

18. Ну, мы пошли. В плане безопасности тут действительно очень спокойно. Никто не напрягает вопросами и разговорами, никто не спрашивает документы.

Мы, конечно, ходили по центру – может, в других местах ситуация иная, но мой опыт подсказывает, что именно уличной преступности в Сирии, скорее всего, нет вообще.

Торговцы не охраняют свой товар, на окнах нет решёток, народ не особо следит за вещами. Все признаки расслабленной и спокойной обстановки.

20. Петя Ловыгин пошёл искать себе новых друзей.

21. Удивительное дело! В Дамаске повсюду продают плюшевых медведей. Я за короткую прогулку насчитал два десятка магазинов!

22. Зачем такое количество медведей и что с ними делают потом, для меня до сих пор загадка. Может быть, кто-то выдал сирийцам гуманитарную помощь игрушками?

больше не поместрилось, остальные фотографии в оригинале

Источник: https://pikabu.ru/story/kak_popast_v_siriyu_6454038

ПраваВласть
Добавить комментарий