Ик 2 екатеринбург карантин

Гарем. Как пытают в российских зонах.

Ик 2 екатеринбург карантин
Строго 18+

     О том, что вы сейчас увидите здесь, большинство больших начальников, отвечающих за законность и гуманность, постараются промолчать. Очень уж страшная информация.

И промолчат они не потому, что им страшно, а потому, что в большинстве случаев ЭТО превратилось в норму жизни. Простите, в норму смерти.

Смерти медленной и происходящей при молчаливом согласии, как высокопоставленных чиновников, делающих вид, что они не в курсе, так и самих палачей, отрабатывающих всего лишь, по их мнению, свои служебные обязанности.

И молчат не только госчиновники, не замечающие происходящее, хранят скромное молчание по этому же поводу и видные правозащитники, предпочитающие защищать всевозможных хорошо оплачиваемых и находящихся на слуху савченок, навальных, ходорковских и прочих «пусси риот». И никак не рядовых осужденных, попавших в страшные жернова российской системы исполнения наказаний.   

Есть в России такой знаменитый город – Екатеринбург.

И именно мэр этого города Евгений Ройзман подписывает всевозможные воззвания о «восстановлении прав заключенного Олега Навального», отбывающего назначенное судом наказание за тысячи километров от Екатеринбурга – в Орловской области. Так вот.

В городе Екатеринбурге имеется исправительная колония общего режима ФКУ ИК-2, расположенная по адресу: ул.Малышева д.2″Б”, а руководит этим учреждением подполковник Дмитрий Владимирович Чуриков.

Итак, перед вами шокирующие доказательства избиений и издевательств над осужденными, содержащимися в екатеринбургской ИК-2.

Из имеющихся документов можно сделать вывод, что в колонии существует целый «гарем» из заключенных («Гарем» в зоне – группа так называемых осужденных, куда входят, как лица нетрадиционной сексуальной ориентации, так и изнасилованные, «опущенные» зеки и др.).

Попадание в этот «гарем» происходит непосредственно под контролем руководства исправительного учреждения. Благодаря насильственному пребыванию в «гареме», даже выйдя на свободу, осужденные боятся рассказывать правду о том, что происходит в ИК-2.

Уже не первый десяток лет бывшие заключённые «двойки» пытаются доказать, что в екатеринбургской исправительной колонии №2 избивают зэков. Однако дальше громких заявлений дело не продвигается.

Следователи не могут найти доказательств. Им противостоит надежная «система защиты информации» внутри колонии, утверждает источник.

Она устроена так, что, даже освободившись, не каждый экс-сиделец «двойки» решится поведать миру о происходящем.

Итак, приехав в ИК-2, заключенный попадает в так называемый отряд-карантин. Именно там осужденные, работающие на администрацию колонии, «активисты», объясняют вновь прибывшим правила жизни заведения.

Если человек проявляет упорство, его жестоко избивают, утверждают некоторые потерпевшие.

Жертве быстро ломают волю к сопротивлению, и он может легко опуститься на дно тюремной иерархии, что видно из следующего видео:

Внимание! содержит сцены жестокого насилия и не рекомендовано к просмотру детям, впечатлительным взрослым и вообще всем. Мы серьезно. Хорошенько подумайте перед тем, как нажать «Play»:

К сожалению, Ютуб закрыл доступ к данным видео. Но запись можно посмотреть ЗДЕСЬ

А на этом видео «Активисты» избивают осужденных не только за неподчинение, но и за отказ ежемесячно выплачивать им денежные средства или писать явку с повинной:

К сожалению,  Ютуб закрыл доступ к данным видео. Но запись можно посмотреть ЗДЕСЬ

Вот уникальный документ, в котором осужденный просит применить к нему сексуальное насилие и поместить в «гарем», если он расскажет о порядках в ИК-2.

Также в наличии имеется несколько подобных заявлений, датированных разными годами и написанных на разных начальников колонии, которые в последнее время часто меняются, но система работы с зэками, по всей видимости, остается прежней.

Однако, в руководстве ГУФСИН Свердловской области эту бумагу отказались признавать доказательством беспредела. Александр Левченко, пресс-секретарь ГУФСИН по Свердловской области заявил: «Для меня это просто бумага. Настоящий документ должен быть зарегистрирован, отработан. Я тоже могу всякое написать. К тому же, заявление написано на имя давно уже не действующего начальника колонии».

Вы вдумайтесь в слова этого персонажа. Если на документе нет исходящего номера и регистрации, то он не настоящий. То есть, записки из концлагерей так же, по мнению этих «людей», являются «просто бумажками», раз они не зарегистрированы у начальника лагеря или хотя бы у доктора Менгеле.

Но как стало только что известно, Следственный комитет России по Свердловской области все же возбудил уголовное дело по п. «е» ч. 2 ст. 117 УК РФ («Истязание, совершенное группой лиц по предварительному сговору») и ч. 1 ст.

286 УК РФ («Превышение должностных полномочий»). Как уточнили в пресс-службе ведомства, дело пока бесфигурантное (без конкретных подозреваемых или обвиняемых), потому как возбуждено для того, чтобы проверить данные видео.

Но у меня есть существенные опасения того, что результат всех этих расследований закончится также, как и предыдущих – кого-то временно отстранят от работы, кто-то уйдет на руководящую должность, кто-то освободится досрочно.

А все усилия будут направлены на то, чтобы выяснить, кто же получил эту видеозапись и передал ее журналисту. Ну и, разумеется, чтобы достойно покарать вынесшего сор из избы.

Как покарать? А просто и как всегда – с зеками часто случаются «сердечные приступы», «инсульты», «неожиданные падения» и так далее.

Так вот, граждане начальники, если с источником, передавшим запись «на волю», что-то произойдет и создастся угроза его жизни, то, соответственно, это будет равносильно вашей явке с повинной.  И еще.

Господа следователи и правозащитники, все же решившие обратить внимание на кровавый беспредел, происходящий в российских зонах, не примере ИК-2 Екатеринбурга, не забывайте о том, что каждый осужденный за совершенные преступления приговорен судом ТОЛЬКО к сроку лишения свободы, а не к пыткам, унижениям и смерти.

Это относится и ко всем, кто уже готов возмущенно рассказывать о том, что «это же страшные преступники» и поэтому «им должно быть очень плохо по жизни».

Источник: https://oleglurie-new.livejournal.com/278126.html

Ик 2 екатеринбург последние новости

Ик 2 екатеринбург карантин

По мнению бывшего члена свердловской ОНК и специального корреспондента издания 66.ru Дмитрия Антоненкова, в ней были задействованы многие сотрудники колонии, а Белоусова просто сделали крайним. «Конечно, он участвовал во всем этом, но там множество и других фигурантов в погонах, которых при должном желании необходимо было привлекать», — считает журналист.

На территории колонии действуют больница и помещение, функционирующее в режиме следственного изолятора (ПФРСИ), так что попасть в ИК-2 могут не только осужденные заключенные, но и арестанты из СИЗО.

«Следственные органы туда переводили людей, и они признавались в преступлениях, которых они в том числе и не совершали: раскрываемость шла вверх, люди получали медали, премии и так далее. «Активисты» получали свои какие-то премии по УДО, пользованию телефоном, разные блага. Сотрудники имели свой интерес», — говорит местный правозащитник и бывший заключенный Алексей Соколов.

По данным «Ура.ру», начало расследованию издевательств и поборов в ИК-2 положил бывший «активист» по прозвищу Сыч, который участвовал в выбивании показаний, но не получил за это обещанного вознаграждения.

Важно

Защита Искандаряна приводит другую версию: адвокат задержанного Людмила Сосновских (Толочко) посчитала, что сама не справится с делом, и решила привлечь к нему более опытного Искандаряна, а деньги у родственников попросила на гонорары себе и коллеге.

Как утверждает «Ура.ру», фигурант дела о хранении наркотиков — это чемпионка мира по фитнесу Яна Владимирова, которая теперь находится под подпиской о невыезде. По данным Znak.com, ее задержали вместе с предпринимателем Русланом Аминевым, в их автомобиле нашли мефедрон.

Колония. Актив

Одновременно с процессом Замольскиса в 2015-2017 годах развивалось еще одно громкое дело, связанное с ИК-2 — об убийстве заключенного Антона Штерна.

«Медиазона» подробно писала о системе поборов в колонии и о том, как в январе 2015 года молодого человека убили за отказ его родных переводить деньги матери одного из «активистов» — Сергея Бессонова по прозвищу Бес. До освобождения Антону оставалось 10 месяцев.

В колонии конфликту пытались придать межэтническую окраску: якобы Штерн погиб, ударившись головой об унитаз во время драки с другим заключенным — уроженцем Азербайджана Мурадом Агамалиевым.

«По слухам, чтобы все было взаправду, зеки даже расколотили унитаз: якобы он раскололся при ударе», — рассказывает Дмитрий Антоненков.

Роман Качанов из «Агоры» в деле об убийстве Штерна представлял потерпевших.

Вот как он описывает схему неформального финансирования колонии: заключенные под давлением «активистов» просили родственников переводить деньги.

Это якобы было необходимо для положительной характеристики, которая может повлиять на условно-досрочное освобождение.

Сумма зависела от того, насколько состоятельны родные заключенного.

Средства переводили на карточку матери «активиста» Бессонова Надежды. Та покупала стройматериалы — краску, линолеум, обои — и привозила их в колонию.

Ик 2 екатеринбург последние новости на сегодня

Мамонтова признали виновным по обеим статьям и осудили на 15 лет колонии.

Решение суда раскритиковали как подсудимые, так и потерпевшие: стороны считали, что к ответственности нужно привлечь и сотрудников колонии, поскольку «активисты» действовали не по своей инициативе.

«Их заставляли становиться «активистами» также путем насилия и угроз и так далее», — считает адвокат Роман Качанов.

«В ИК-2 ничего не изменилось, туда так же поступает гуманитарная помощь, и на место Мамонтова и Бессонова администрация назначила других «активистов», и так называемая гуманитарка будет в колонию поступать, пока не появится другой Штерн, — писал в своей жалобе на приговор Егор Мамонтов. — Администрации ИК-2 эти организации, неформальные «активисты», необходимы, чтобы через них осуществлять хотя бы ту же благотворительную помощь». Апелляционая инстанция оставила приговор в силе.

Судя по данным правозащитников, осужденный Мамонтов был прав: хотя в 2015 году руководство колонии сменилось, «активисты» по-прежнему пользуются привилегиями в обмен на участие в поборах с остальных осужденных.

Ик 2 екатеринбург последние новости сегодня

Но жена Вячеслава никому не верит и рассчитывает, что её мужа всё-таки переведут из-за колючей проволоки в одну из крупных областных больниц.

— Нам рассказали, что у него низкий гемоглобин и предварительный диагноз — апластическая анемия, заболевание крови, — сказала Олеся. — Доктор сказал, что ему срочно нужен анализ костного мозга, чтобы исключить рак. В Невьянске они не могли его сделать и сказали, что Славу перенаправят в больницу № 40 Екатеринбурга. Его привезли сюда, в больницу ИК-2. Тут нет у врачей нужных средств.

Ик-2 екатеринбург последние новости

В телефоне адвоката, писал Znak.com, «в частности, была обнаружена подборка фото, на которых заключенные ИК-2 в нарушение режима загорают на солнце где-то во дворах колонии, посещают парные, участвуют в застольях со спиртным». Сам Искандарян связывал обыски со своей работой по резонансному делу уроженца Литвы Ромаса Замольскиса — тот содержался в больнице при ИК-2.

После этого в распоряжении членов Общественной наблюдательной комиссии оказалась флеш-карта с архивом видеозаписей и других материалов, свидетельствующих о злоупотреблениях в колонии.

По словам адвоката международной правозащитной группы «Агора» Романа Качанова, эти файлы сотрудники спецслужбы нашли на компьютерах оперативников ИК-2.

Правозащитники не уточняют, кто передал им эти записи.

Позже члены ОНК официально передали полученные материалы правоохранительным органам, а часть видео решили обнародовать.

За это «активу» «предоставлялись дополнительные права и игнорировались нарушения правил внутреннего распорядка».

В октябрьском пресс-релизе прокуратура детально описала лишь один случай, произошедший осенью 2012 года со вновь прибывшим в ИК-2 осужденным.

16 ноября в помещении карантина «активисты» заставляли новичка «надеть на руку красную повязку и произнести фразу». Тот отказался, и его как минимум 15 раз ударили дубинкой.

Потом каждый из активистов нанес жертве еще не менее десяти ударов ногами и руками.

На следующий день в туалете «активисты» заставили этого же заключенного раздеться и избили до потери сознания, снимая издевательства на видео.

Затем его пристегнули наручниками к кровати; не уточняется, как долго потерпевший провел в таком положении.

В итоге из приговора Белоусову исчезло обвинение в организации истязаний, а ни одного из «активистов» суд не признал виновным в незаконном лишении свободы. «Суд посчитал, что этот эпизод излишне вмененный и он охватывается превышением должностных полномочий.

Ик-2 екатеринбург последние новости 12 отряд

Качанов говорит, что администрация даже заключила с женщиной договор на оказание гуманитарной помощи.

Эксперт фонда «В защиту прав заключенных» Яна Фадеева сказала «Медиазоне», что житель Свердловской области, освободившийся из ИК-2, сейчас проходит потерпевшим по делу о вымогательстве, возбужденном против Бессонова и еще одного «активиста». Фадеева говорит, что, когда в суде исследовали выписку по карточке Надежды Бессоновой, выяснилось, что через ее счет «не один миллион».

По словам журналиста, следствие изменило свою точку зрения после публикации видео с издевательствами в колонии. В итоге по делу осудили четверых «активистов»: Агамалиева, Бессонова, Назира Садова и Егора Мамонтова.

Бессонову вменили только статью 163 УК (вымогательство), он получил шесть с половиной лет лишения свободы, Агамалиеву и Садову — только часть 4 статьи 111 УК (причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть), им назначили 11 и 12 лет колонии соответственно.

Ик-2 екатеринбург последние новости приемка

Освободившись, в конце 2014 года Сыч обратился в ФСБ.

«Пришел обманутый бывший зэк и дал полный расклад, в котором «всплыли» и трупы, и изнасилования.

Прежде всего он указал на своих боссов, среди которых были Белоусов, бывший сиделец (сейчас объявлен в розыск — МЗ) Булаков, а также масса других людей, в том числе в погонах.

Указал он и на бывшего прокурорского сотрудника, через которого проходили «коммерческие» клиенты — богатые фигуранты уголовных дел», — рассказывал неназванный собеседник агентства.

Через несколько месяцев после заявления Сыча, 2 апреля 2015 года, Znak.com со ссылкой на свои источники написал о задержании замначальника колонии.
Во ФСИН изданию пояснили, что Белоусов на тот момент уже уволился со службы в связи с достижением пенсионного возраста.

Меньше чем через две недели Znak.com исправился: «Речь шла не о задержании, а о следственных действиях с участием Белоусова, и после общения с экс-сотрудником ФСИН того отпустили». Об этом говорилось в заметке, посвященной обыску у известного уральского адвоката Бориса Искандаряна, который информированные собеседники издания связывали с расследованием в отношении Белоусова.

Основную массу спец. контингента составляет молодые люди в возрасте 18-20 лет. Именно здесь пытали заключенных, насилуя их и избивая до смерти. Именно сюда в областную тюремную больницу привозят, больных, зачастую умирающих заключенных со всех колоний Свердловской области.

Два выходных дня, субботу и воскресение не пускают меня, как эксперта Фонда «В защиту прав заключенных» к одному из заключенных, находящемся в штрафном изоляторе и заявлявшего, по нашей информации, ранее о противоправных действиях в отношении него.

До вчерашнего дня проблем с допуском сюда адвокатов и правозащитников в выходные и праздничные дни с момента вступления в силу Приказа Минюста 295 от 16.12.2016 года не было, даже при бывшем начальнике Дмитрии Чурикове.

Источник: http://itisk.ru/ik-2-ekaterinburg-poslednie-novosti

Провокация или беспредел? Вся информация о бунте в колонии в центре Екатеринбурга

Ик 2 екатеринбург карантин

Сегодня в исправительной колонии № 2, которая находится в самом центре Екатеринбурга, заключенные нанесли себе увечья. Родственники сообщали о 200 пострадавших, но ГУФСИН и общественники говорят, что речь идет о нескольких людях. Собираем всё, что известно о произошедшем.

Если вы что-либо знаете о случившемся, пишите news@corp.e1.ru или звоните по тел. (343) 379-49-95+7 909 704-57-70.

7 сентября 12:31 Анна ЖИЛОВА

По информации общественников, порезали себя 15 человек. Сейчас представители ОНК и прокуратуры зашли в колонию.

Вячеслав Башков

7 сентября 12:45 Анна ЖИЛОВА

Сегодня в колонии день открытых дверей, родственники могут навестить осужденных.

Максим Воробьев

7 сентября 12:47 Анна ЖИЛОВА

В пресс-службе ГУФСИН ранее сообщили, что несколько человек оцарапали себе руки, царапины обработали, медицинская помощь никому не понадобилась:

— С ними работают сотрудники управления, выясняют причины, требования и так далее. Число [пострадавших осужденных], о котором говорят родственники, не соответствует действительности. Ни о каких беспорядках речь не идет, учреждение функционирует в обычном режиме.

7 сентября 12:52 Анна ЖИЛОВА

Родственники в ожидании свидания читают E1 и обсуждают беспредел.

7 сентября 12:54 Анна ЖИЛОВА

Общественник Вячеслав Башков говорит, что заключенные специально приурочили свой бунт к дню открытых дверей, чтобы привлечь внимание. Даже несмотря на то, что колония находится в центре города, осужденным редко удается сообщить о тех проблемах, которые там существуют. Основная проблема, по его словам, — избиения, вымогательство и принуждение к показаниям против себя.

7 сентября 13:01 Анна ЖИЛОВА

Следователи организовали доследственную проверку по этой информации. В СКР рассказали, что утром в правоохранительные органы поступило сообщение о травмировании группы заключенных на территории исправительной колонии № 2:

«Предварительно установлено, что несколько заключенных травмировали себя сами (при этом число пострадавших значительно меньше той цифры, которая была ранее озвучена в средствах массовой информации со ссылкой на родственников осужденных).

Телесные повреждения у данных заключенных зафиксированы незначительные (не представляющие опасности для жизни и здоровья).

В настоящее время все осужденные уже разведены обратно по локальным участкам, исправительное учреждение функционирует в обычном режиме».

Следователи опрашивают участников инцидента и сотрудников колонии, истребуют личные дела и медицинские документы, выясняют все обстоятельства произошедшего.

7 сентября 13:06 Анна ЖИЛОВА

В ГУФСИН еще раз подчеркнули, что медицинская помощь никому не понадобилась. День открытых дверей в колонии идет, но журналистов, которые аккредитовались на него, решили не пускать.

Акцию заключенных в пресс-службе ГУФСИН назвали «демонстративно-шантажной».

— Такие акции заключенные периодически устраивают, — отметили в ведомстве.

7 сентября 13:09 Анна ЖИЛОВА

Мать одного из осужденных рассказала, что предшествовало случившемуся. По ее словам, осужденных избили люди в масках, и они в качестве протеста порезали себе вены. По мнению Башкова, то, что нападавшие на заключенных были в масках, говорит о том, что это были сотрудники ведомства.

7 сентября 13:10 Анна ЖИЛОВА

Сотрудники колонии же говорят, что порезали себя провокаторы — нерусские заключенные, которые не хотят соблюдать распорядок дня и вот таким способом шантажируют администрацию:

— Колония уже в пионерлагерь превратилась.

Серьезных травм никто не получил, «царапины пострадавшим зеленкой помазали, и всё».

7 сентября 13:13 Анна ЖИЛОВА

— Сейчас модно это всё — как на их языке, «шатать режим», — говорят сотрудники колонии.

Максим Воробьев

Максим Воробьев

7 сентября 14:05 Анна ЖИЛОВА

Член ОНК Михаил Борисов побывал в колонии и рассказал о том, что удалось узнать. 

— Мы разговаривали с людьми, которые взбунтовались, о том, чем они недовольны, каковы их требования. Они недовольны тем, как так называемый актив обращается с ними, тем, что подавляют психику людей в карантине и [тем, что существует] угроза сексуального насилия.

По его словам, называются разные цифры участников акции. Начальник колонии говорит, что это порядка 30 человек. Сами осужденные говорят, что принимали участие 60 человек.

Максим Воробьев

7 сентября 14:10 Анна ЖИЛОВА

Среди родственников распространяются страшные слухи. Мама одного из осужденных пришла к ИК-2, потому что кто-то сказал ей, что есть чуть ли не погибшие.

Борисов же подтвердил, что повреждения у всех поверхностные — поцарапана кожа, вены никто не резал.

7 сентября 14:15 Анна ЖИЛОВА

По словам Борисова, раньше колония была на плохом счету, но с приходом нового начальника год назад ситуация стала меняться.

7 сентября 14:36 Анна ЖИЛОВА

Уполномоченный по правам человека в Свердловской области Татьяна Мерзлякова в курсе ситуации, с утра она была в ГУФСИН.

— Сейчас в колонии всё спокойно, все разошлись по отрядам, — сказала она E1.RU. — Серьезных повреждений никто не получил. В понедельник разберем требования осужденных.

7 сентября 17:59 Анна ЖИЛОВА

Поговорили с членом ОНК Ольгой Вековшининой, она сегодня пообщалась с осужденными и рассказала нам, зачем они устроили эту акцию.

— От осужденных были жалобы на физическое и моральное унижение в карантине и на вымогательство в колонии — когда осужденный должен заплатить какую-то сумму, чтобы жить спокойно в колонии.

У руководства на сегодня есть список этого так называемого актива, есть данные по случаям вымогательства, с которыми можно конкретно поработать и найти, куда перечислялись деньги и сколько.

Эта работа будет проведена.

Интервью полностью здесь.

7 сентября 18:01 Анна ЖИЛОВА

На этом мы заканчиваем трансляцию, но продолжим следить за ситуацией в ИК-2.

Источник: https://www.e1.ru/news/spool/news_id-66226024.html

«Окунали головой в унитаз»: обнародованы подробности издевательств в ИК-2 Екатеринбурга

Ик 2 екатеринбург карантин

Осужденные из ИК-2 в Екатеринбурге, которые массово порезали вены, рассказали правозащитникам об издевательствах, которые стали причиной акции.

Как пишет в своем юрист «Межрегионального центра прав человека» Лариса Захарова, порезы себе нанесли около 100 человек, а «возможно, и больше, причем это была вынужденная мера, так как терпеть издевательства активистов многие уже не смогли».

По ее словам, когда осужденные попадали в ИК-2 и помещались в карантин, активисты заставляли их раздеваться догола и подписывать заявления об уничтожении собственных вещей. Сотрудники администрации это не только не пресекали, «но и сами руководили процессом и даже пытались ломать сопротивляющимся заключенным пальцы».

«Спать в карантине, по свидетельству многих прошедших ИК-2, можно только на спине – руки на грудь. Если повернешься, то начинают бить. Если ослушаешься активистов, назначали по 1000-1500 приседаний. Некоторых окунали головой в унитаз, заставляли мыть полы на прямых ногах, стоять согнувшись пополам, пальцами рук в пол», – сообщает Лариса Захарова.

В отряде осужденные тоже подвергались издевательствам.

«Снова унижения и избиения со стороны актива, сидение в «грядке», голова опущена вниз. И всегда угрозы сексуального насилия. Всегда. Хочешь жить спокойнее – плати. Ставка от 3 тыс., смотря чего хочешь достичь», – уточняет она.

Передачи и посылки, по ее данным, тоже проходили через активистов, которые забирали из них все, что хотели.

 «Несогласных и неблагонадежных переводили в отряд № 12, так называемый БУР (барак усиленного режима, – прим. ЕАН), заметим, что это не ПКТ (помещение камерного типа, – прим. ЕАН)», – свидетельствует правозащитница.

В этом отряде 45-50 человек, из них 30 активистов, которые «привязывали других к кроватям, избивали дубинами из полиэтиленовой пленки».

Сотрудникам колонии осужденные не жалуются, опасаясь наказания.

«В настоящее время заключенные очень опасаются за свою жизнь, здоровье и личную безопасность, в связи с чем просили взять их под наш контроль. Они реально просят не бросать их. И мы не бросим.

Также заключенные ИК-2 просят оказать им содействие о доведении ситуации в колонии, расположенной в самом центре Екатеринбурга, до общественности, до генерального прокурора, руководителя Следственного комитета России, до директора ФСИН России, до гаранта нашей Конституции – президента России», – рассказывает Лариса Захарова.

По ее информации, после акции с массовым «вскрытием» активистов из отрядов не убрали, «а просто лишили на время их полномочий», и им обещают, что «все будет, как прежде».

В пресс-службе регионального ГУФСИН отметили, что сейчас в учреждении идет проверка, поэтому комментировать подобные заявления пока рано.

В ведомстве напомнили, что не раз в суде доказывали голословность обвинения правозащитников, признав, правда, что осуждали и сотрудников ГУФСИН.

Что касается «полномочий» так называемых активистов, то никто, кроме сотрудников, контролировать порядок в колонии и применять санкции к осужденным не имеет права – это является нарушением.

Напомним, что заключенные в ИК-2 массово порезали себе руки в минувшую субботу.

В пресс-службе регионального управления ГУФСИН уточнили, что членовредительство совершили около 30 человек. Пятерым потребовалось зашивать раны. По данному факту проводится проверка в рамках самого ведомства и сотрудниками прокуратуры и свердловского управления Следственного комитета.

По версии члена Общественной наблюдательной комиссии Михаила Борисова, акция была связана с издевательствами и вымогательствами со стороны актива колонии , то есть осужденных, которых администрация задействует для «воспитания» других заключенных и «адаптации» новичков.

Такая ситуация, по его данным, вызвана кадровым дефицитом в исправительных учреждениях.

Отметим, что акцию устроили в тот день, когда в колонии был День открытых дверей. Также 7 сентября в ИК-2 проходила акция «Воскресение души», в рамках которой презентовали спектакль по роману Толстого «Воскресение». Постановку с участием заключенных подготовил екатеринбургский ТЮЗ.

На премьере в ИК-2 присутствовали директор Екатеринбургского ТЮЗа Евгения Умникова, главный режиссер театра Павел Кронин и кинорежиссер, член Союза кинематографистов России, заслуженный деятель культуры России, член Общественного совета при ГУФСИН Лидия Котельникова.

Была в тот день в ИК-2 и свердловский омбудсмен Татьяна Мерзлякова.

Источник: http://ekaterinburg.bezformata.com/listnews/izdevatelstv-v-ik-2-ekaterinburga/77686881/

МОСКВА, 21 авг — РИА Новости, Лариса Жукова. Около 650 тысяч россиян отбывают наказание в местах лишения свободы — по этому показателю наша страна занимает второе место в мире после США.

Несмотря на это российская пенитенциарная система остается довольно закрытой: о жизни заключенных известно не так много.

Корреспондент РИА Новости записала монолог одного из арестантов — автора Telegram-канала “Подвал”, пожелавшего остаться анонимным.

О лагере

Я еще очень молод. Обычный парень из типичной семьи, учился на инженера в техникуме, оставался год. Почти сразу как появилась “возможность” сесть в тюрьму на строгий режим, я тут же ей “воспользовался”.  Наказание отбываю недалеко от Москвы. Без разницы, как меня называют, — “заключенный”, “зэк”, “арестант”. Ничего не меняется: как сидел, так и сижу.

Моя история связана с неосмотрительностью, даже глупостью. Без наркотиков она не обошлась. Почти половина заключенных — со статьей 228 УК РФ (“Незаконные приобретение, хранение, перевозка, изготовление, переработка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов”. — Прим. ред.). Недаром ее называют “народной”. Вместо того чтобы лечить наркоманов, лишают свободы на долгие годы.

Лагеря делятся на “красные” и “черные”. В “красных” власть — в руках администрации: телефоны и “вольные” вещи разрешены только “приближенным”. Там практикуют бессмысленное насилие: например, к лому приваривают канализационный люк, чтобы получилась своеобразная лопата, и отправляют “ловить снежинки”.

В “черных”, помимо администрации, есть “блатные”. Можно найти все: телефоны, игровые приставки, ноутбуки, алкоголь и даже наркотики. Около пяти лет наш лагерь был таким. Большая часть зоны не посещала столовую: каждый день жарили шашлыки, ходили где угодно, словом, “брод-ход”. Был и отдельный барак, где гнали самогон.

Но после смены руководства пошло “закручивание гаек”. Среди сотрудников уволили всех, кто когда-то имел даже условную судимость. Стал приезжать ОМОН. Везде поставили камеры видеонаблюдения.

Ручную кладь запретили — выдают прозрачные сумки. За алкоголь можно попасть в изолятор на 150 дней, а за наркотики — на 300 с возможностью увеличения срока.

Мы перестали ходить в одиночку и без “мойки” (лезвия от бритвенного станка).

В тюрьме сидеть не так дешево, как кажется на первый взгляд. Во-первых, услуги адвоката: от 500 рублей до нескольких миллионов. Во-вторых, посылки и передачи: каждые два месяца — по пять тысяч минимум без учета стоимости сигарет. В-третьих, нужно платить за длительные свидания. В-четвертых — расходы на улучшение жилищных условий.

У каждого заключенного свой счет в бухгалтерии, который “путешествует” вместе с личным делом.

Туда приходят пенсии, зарплаты и переводы от друзей и родственников, его используют для покупок в местном магазине и оплаты штрафов за нарушения. Ограничение — девять с половиной тысяч рублей в месяц.

Иногда оплачивают услуги фотографа, чтобы отправить снимки родным: обычно снимают около церкви, это самое красивое место в лагере.

В бараках постоянно тратятся на уборку и чай, конфеты и сигареты для тех страдальцев, которые попадают в карантин, изолятор или больницу.

Поэтому здесь своя “налоговая система”: скидываемся каждый месяц в общий мешок, который находится в “блатном” углу в каждом бараке. Сумма устанавливается индивидуально в первую неделю. Обычно это тысяча рублей.

С мелких наркоторговцев берут около трех тысяч. Те, кто попал за изнасилование, доплачивают больше, чтобы их не трогали.

Есть и “добровольно-принудительные” сборы: за провоз запрещенных вещей и за мобильную связь с тех, у кого есть телефон, — по 500 рублей.

Большая часть переводов проходит  через интернет-кошельки, которые есть почти у каждого: достаточно мобильного номера. Криптовалюта не используется — слишком сложно. Порой суммы отправляют в тюрьмы для особо опасных преступников, например во Владимирский централ.

Сам телефон — отдельная статья расходов. Он попадает тремя путями: через сотрудников, заезжающие машины и “вбросы”, поэтому стоит в два раза дороже, чем на свободе. Охота за средствами связи ведется всегда.

За телефон можно не только лишиться крупных сумм с интернет-счета, привязанного к номеру, но и попасть в изолятор на 15 суток и получить статус “злостного нарушителя” — до восьми лет дополнительного надзора.

В почете различные умельцы. Одним заключенным нужны четки, нарды, шахматы, картины. Другим —  юридическая поддержка в написании апелляционных и кассационных жалоб. Третьим — ремонт телефона или зарядки. За все эти услуги заключенные готовы платить друг другу. Фиксированные цены не принято устанавливать, и каждый благодарит по-своему. 

Некоторые особо красноречивые находят “заочниц” — девушек, которые готовы их ждать и переводить им деньги. Удержать внимание, когда находишься за решеткой, — это талант, поэтому нельзя сказать, что это массовое явление. Были случаи и браков с новыми знакомыми на зоне. Когда два одиноких сердца находят друг друга, никакие заборы их не останавливают.

Отдельная золотая жила для общака — это игры. За каждую партию платят, вне зависимости от выигрыша или проигрыша, около 15 рублей. Чаще всего играют в кости, карты и нарды.  Шахматы и нарды разрешены, карты — нет, но их легко спрятать. Особо удачливые попадают на невезучих с деньгами, и их выигрыш может приблизиться к шестизначной сумме.

Я сам не играю: это не мое. Зарабатываю другими способами: пассивный доход от сделанных инвестиций составляет около десяти тысяч в месяц.  До изъятия телефона я пытался торговать на Форексе, но не успевал следить за всеми фундаментальными событиями и новостями и бросил. На бирже играть не получается: то нет нужной “свободной монеты”, то тормозит сайт, то нужна регистрация с фотографией. 

Сейчас осваиваю криптовалюты. Инвестирую в интересные и долгие проекты. Коплю на “подушку безопасности”, которая на свободе принесет больше пользы. Дохода от ведения блога у меня пока нет: читаемость нестабильная.

Единственное, что из тюремных стереотипов более-менее сохраняется, — касты. Это “блатные” (с привилегиями), “козы” (занимающие административные должности вроде библиотекаря и сотрудничающие с администрацией), “мужики” (обыкновенные заключенные), “шерсть” (обслуживающий персонал) и “петухи” (низшая каста).

В основном все они из неблагополучных семей и богом забытых мест, где молодежи нечем заняться. В отсутствие вариантов “выбиться в люди” употребляют алкоголь и наркотики, и это приводит к печальным последствиям.

Главный враг в тюрьме — это время. Его идеальный “убийца” — телефон с мобильным интернетом, окном в большой мир. Но после тотальных проверок телефоны изъяли, и жизнь на бараке стала монотонной.

Телевизор здесь работает весь день, но выбор скуден: в лучшем случае — десять каналов, чаще — три. В основном показывают новости. Многие стали заниматься спортом, кто-то пошел работать, чтобы скрасить свой досуг. Самый популярный вариант — промзона: денег не заработаешь, но килькой в банке чувствовать себя перестаешь.

Про побег мы не говорим. Здесь не считают “побегушников” героями —  героев в тюрьму не сажают. Тех, кто сбегает без причин и портит положение всего лагеря, могут вообще отправить к “петухам”. Хотя из лагеря сбежать несложно.

Но скрываться придется всю жизнь. В крупных городах лучше не появляться — технологии легко выдадут местоположение.  На побег за границу нужны деньги. А жить отшельником в лесу в надежде, что не обнаружат, значит не расслабляться ни на минуту: может развиться мания преследования.

В момент, когда мне на руки надели наручники, казалось, что это недоразумение, ведь такого не могло со мной произойти. Все планы на будущее, которые я строил еще несколько минут назад, кардинально изменились.

Сначала я цеплялся за последние нити: рассчитывал, что на первом суде отпустят под подписку или домашний арест. В СИЗО надеялся, что вердикт судьи будет в мою пользу, максимум дадут условный срок. Но, увы, оправдательных приговоров практически не бывает, и статья была тяжелой.

Я попал сюда по своей вине, за свою глупость. Но оказавшись здесь, узнал, какова моя настоящая цена в глазах окружения без “фантиков” в виде социального положения и хорошей работы. Я остался как будто голым. Из всех родственников и друзей остались всего несколько человек, которые до сих пор беспокоятся за меня и всячески поддерживают. Не знаю, что бы я без них делал.

Скорее всего, я не буду продолжать учебу. Во-первых, с судимостью могут не взять обратно, а во-вторых, радиотехника — не мое. Работу я хочу связать с информационными технологиями. Если получится, освою основы прямо здесь, в тюрьме. Благо пока есть возможность выхода в интернет.

Источник: https://ria.ru/20170821/1500655378.html

В екатеринбургской колонии пытают заключённых и вымогают у них деньги

Ик 2 екатеринбург карантин
27.02.

2016

«Совершенно секретно»: Правозащитники и журналисты из Екатеринбурга передали в региональное следственное управление документы, подтверждающие факты издевательств над заключёнными в исправительной колонии ИК-2. В распоряжении следователей оказались видеозаписи со зверскими пытками людей, у которых вымогали деньги, а также чеки, подтверждающие получение денежных средств родственниками вымогателей.

«Один из интернет-сайтов Екатеринбурга опубликовал видео с кадрами пыток заключённых в ИК-2.

Была проведена доследственная проверка, а затем возбуждено уголовное дело по факту превышения должностных полномочий сотрудниками колонии и истязаний, совершенных группой лиц по предварительному сговору», – пояснил корреспонденту «Совершенно секретно» помощник руководителя следственного управления СК РФ по Свердловской области Максим Чалков.

Колонию ИК-2 адвокаты и правозащитники давно прозвали «пыточной». Технология рэкета здесь отлаживалась годами.

«Оказавшись в колонии, вначале заключённый попадает в так называемый отряд-карантин, – рассказал «Совершенно секретно» Дмитрий Калинин, член Общественной наблюдательной комиссии по контролю за соблюдением прав человека в местах принудительного содержания.

– Там новичка встречают «активисты» – опытные зэки, работающие на администрацию. Они объясняют ему, что за спокойную жизнь он должен платить. Если он отказывается, его начинают систематически избивать».

Размер «платы за спокойствие» зависит от достатка заключённого.

Как стало известно корреспонденту «Совершенно секретно» из неофициальных источников, обеспеченных зэков «активисты» ИК-2 вынуждали продавать квартиры, автомобили и коммерческую недвижимость.

«Простые смертные» отделывались платежами в размере 5–10 тыс. рублей в месяц. Деньги, как правило, перечислялись на Qiwi- и Яндекс-кошельки, мобильные телефоны и банковские карты родственников рэкетиров.

«Мы передали в следственное управление доклад на 63 страницах об издевательствах над заключёнными в ИК-2, – сообщил Дмитрий Калинин. – В нём названы имена семи «активистов», занимающихся вымогательством, и приложены документы, подтверждающие получение денег их родственниками. Так, у нас есть 19 чеков, подтверждающих денежные переводы на имя матери одного из «активистов» Надежды Бессоновой».

По мнению правозащитников, отлаженная система вымогательства денег у заключённых не могла возникнуть без участия администрации колонии.

«По сути, внутри колонии появилась каста вымогателей, которые живут в несопоставимо лучших условиях, чем другие заключённые, – рассказал Дмитрий Калинин. – У них есть любая еда, мобильные телефоны – всё, что они пожелают.

Со временем они превращаются в чудовищ, в настоящих садистов. Фактически, они имеют неограниченную власть над другими осуждёнными. И никто, кроме администрации колонии, такую власть им дать не может».

В ИК-2 неоднократно проводились проверки по фактам избиения заключённых. Но никаких результатов они не дали. В колонии хорошо заботятся об «информационной безопасности».

Например, попадая в ИК-2, осуждённые пишут заявления на имя начальника исправительного учреждения, в которых обязуются никогда не разглашать информацию об отряде-карантине и ИК-2 в целом.

В случае нарушения этих обязательств заключённый дает письменное согласие на применение к нему сексуального насилия и помещение его в так называемый гарем, то есть в самую низшую касту зэков.

Такую расписку дают все зэки, прошедшие «карантин»

По словам эксперта фонда «В защиту прав осуждённых» Алексея Соколова, подобная бумага имеет огромный вес в криминальной среде. Если заключённый даст свидетельские показания против «активиста» или администрации и снова окажется в колонии, его заявление могут «случайно» увидеть другие зэки.

И тогда попадание в касту «опущенных» – вопрос нескольких часов. «Заключённый сделает всё возможное, чтобы эта бумага нигде не всплыла, – говорит Алексей Соколов.

– Это стандартное оружие давления на заключённого, которое используется не только в ИК-2, но и в других колониях Свердловской области».

Будут ли в ходе расследования выдвинуты обвинения против руководства ИК-2, пока неизвестно. В пресс-службе регионального следственного управления «Совершенно секретно» заявили, что подобная информация не может быть разглашена в интересах следствия.

Алексей ЧЕРЕПАНОВ, специально для «Совершенно секретно»

Источник: https://www.sovsekretno.ru/news/id/9087/

ПраваВласть
Добавить комментарий